18:04 

Shingeki no Fandom

Хоно Сансет
Je te regarderai du coin de l'œil et tu ne diras rien. Le langage est source de malentendus. (с)
Продолжение в комментах.
Автор: T. H. Sunset.
Рейтинг: NC-люди-столько-не-живут.
Жанры: юмор, стёб, ангст.
Персонажи: Эрен Йегер, Микаса Аккерман, Армин Арлерт, Жан Кирштайн, Конни Спрингер, Эрвин Смит, Ханджи Зоэ, Ливай, Саша Блауз, Петра Ралл, Эрд Джин, Оруо Боссард... вся Разведка, короче. И штук пятьсот каких-то странных девиц.
Предупреждения: Убийства. Пачками. Мерисью. Пачками. Убийства мерисью. Пачками. Содержит следы реальных событий.
Дисклеймер: Все персонажи принадлежат Исаяме Хаджимэ. Или могли бы принадлежать. Все гениальные шутки фандома принадлежат фандому. Все домыслы "психологического кружка" принадлежат "психологическому кружку". Классификация фанатов принадлежит Ханджи Зоэ.
Саммари:2013-й год. Они появились из ниоткуда, до смешного легко разрушив Стену Авторского Права. Иллюзия защищённости была разбита и растоптана. Не зная страха, стыда и совести, они вновь напали на канон. Человечество вспомнило, что значит жить в страхе перед фанатами.

Сегодня у Разведывательного Легиона был ежегодный знаменательный день. С самого утра по всему штабу заключались пари и делались ставки - сколько из прибывших утром рекрутов останутся с Разведкой, сколько среди них будет девушек, сколько из этих девушек окажутся симпатичными, и так далее.
Казалось бы, всё должно было пройти без сучка без задоринки, в штатном порядке - Эрвин толкает речь, новобранцы разбегаются, остаётся что-то около десяти-пятнадцати человек. Из них трое, как правило, непроходимо тупы, пять-семь - неадекватны, остальные - либо туги на ухо, либо просто недоверчивы. Выживали, как правило, неадекватные, но это уже другая история.
Сегодня же что-то было не так. Ливай чувствовал это, просто ощущал всей шкурой. Для дурных предчувствий было две причины. Первая - новичков на этот раз прибыло что-то около пятисот. Вторая - девушек среди них оказалось... Нет, даже не большинство. Все они были девушками. Что именно из-за этого могло пойти не так, Ливай сказать не мог, поэтому и подозрениями ни с кем не поделился. Ханджи на пополнение реагировала равнодушно, люди, тем более незнакомые, её занимали мало. Эрвин, как обычно, сделал морду кирпичом, поди догадайся, что в этой светлой голове творится. Мике вот, правда, тревожно морщил нос и старался держаться от новобранцев (ново...бранок?) подальше. Но о причинах такого поведения он с Ливаем не говорил, видимо, тоже не мог понять, что происходит.
Наконец влажной прохладой опустился вечер. Уютно затрещали факелы с обеих сторон трибуны. Девичье войско выстроилось перед трибуной, чинно опустив руки по швам. Они не переговаривались, взгляд каждой был прикован к трибуне, на которой вот-вот должен был появиться командор Эрвин Смит. Последний выглянул из-за кулис, придал морде кирпичом некоторое обаяние и вышел на трибуну.
- Бойцы! - Его голос звучно раскатился над головами замерших воительниц. Ливай удивлённо вскинул брови - в ответ Эрвину эхом раздалось дружное "ааааааааххх..."
Он даже на секунду выглянул из-за кулис, о чём сразу же пожалел - девушки, как по команде, повернули головы в его сторону. Ливай всё ещё не понимал, в чём дело, но интуиция подсказывала, что безопаснее будет не показываться. На момент ему показалось, что глаза новобранцев слегка светятся в полумраке. Да нет, это воображение разыгралось. Просто красноватый свет факелов отражается у них в глазах, вот и всё. Выглядывать второй раз и проверять он, тем не менее, не рискнул. Просто так. На всякий случай.
Над шеренгами снова прокатился шепоток, Ливай различил слова "вы видели?" и "показалось". Показалось, наверное.
Эрвин на трибуне рассказывал о Разведывательном Легионе, приводил статистику смертности и выживаемости. Все, кто стоял сейчас за кулисами, знали эту речь наизусть. Самое подозрительное, что воительницы вели себя так, словно тоже знали её наизусть.
- ...Итак, если кто-то хочет уйти - я не вправе удерживать вас, - закончил Эрвин.
После этого традиционно слышались шаги множества ног. В этот раз - ничего, кроме полной, абсолютной тишины. Никто не спешил покинуть плац. Все пять с гаком сотен стояли, не шевелясь. Мике, точно так же удивлённо подняв брови, на секунду выглянул из-за кулис.
- Стоят, - вполголоса сообщил он в ответ на вопросительный взгляд Ливая. - Глухие, что ли?
Эрвин, слегка сдвинув брови, громко повторил:
- О Разведке мне больше нечего сказать. Никто не осудит вас, если вы уйдёте сейчас.
И тут произошло то, чего не ожидал никто. Ливай и Мике могли догадываться о произошедшем только по звукам, но это было очевидно. Вся толпа, все пятьсот с лишним человек прижали к груди кулаки, салютуя, и вдруг разом загалдели.
- Мы остаёмся с Разведкой! - кричали одни.
- Да! Даёшь Разведку! - поддерживали другие.
- Мы это с детства знали точно! - не отставали третьи.
Позднее, делясь впечатлениями с Мике, Эрвин прокомментировал ситуацию кратко: "К такому меня жизнь не готовила". Но сейчас, в этот нелёгкий момент, он не растерялся и быстро взял себя в руки, как и подобает командиру Разведки. То есть, сделал вид, что всё идёт по плану, ответно отсалютовал, сдержанно выразил уважение к решению новобранцев и поспешно ретировался за кулисы.
- Ну, и на что же ты ставил? - с ноткой ехидства поинтересовался Ливай, подходя ближе к Мике.
- Ни на что, - ответил Мике, озадаченно наблюдая за Эрвином. - Подозрительно это всё, тебе не кажется?
- Время покажет, - серьёзно ответил Ливай. - Но думается мне, что это добром не кончится.
Капрал даже представить себе не мог, насколько он был прав.

Веселье началось со следующего же дня. Наблюдая за новобранцами, Ливай подметил две характерные особенности. Большинство таскало с собой тетрадочки и карандаши - во-первых. Но это не так настораживало, ибо ещё жива была в памяти Ильзе, которая всюду носила с собой дневник и, судя по последним записям, могла что-то в нём калякать, даже убегая от титанов. Но вот второй аспект Ливаю категорически не нравился. Все они были поразительно рассеянными, словно непрерывно обдумывали нечто настолько важное, что не замечали ничего творящегося вокруг.
Вот и сейчас ему попалась одна такая красотка - зазевавшись, прошла по луже, загребая грязь ногами. И пошла себе дальше, в казармы, разбрызгивая ошмётки грязи при каждом шаге. Поразительная наглость.
- Рядовой, - негромко, но очень зловеще окликнул Ливай.
Говорить громче обычно не требовалось, все знали - если к вам обращается Ливай-хэйтё, лучше отреагировать. Но тут была не просто реакция. Девушка подпрыгнула на месте, конвульсивно дёрнувшись. Обернулась и...
- Доброе утро, капрал! - пропела она, отсалютовав и расплывшись в улыбке - шире улыбались только титаны.
Это несколько озадачивало. Ещё никогда в жизни Ливай не видел, чтобы ему так радовались.
Это было... неправильно.
- Имя.
- Хонда Юи, - по-прежнему улыбаясь, ответила девушка.
- Дурацкое имя, - заметил Ливай.
- Последняя чистокровная азиатка! - с готовностью пояснила Хонда Юи.
- Мне пофиг. У тебя есть зубная щётка?
По лицу Юи пробежала тень недоумения, затем оно словно озарилось внезапной догадкой и... ожиданием? Ожиданием чего?
- Да-а-а-а... - протянула Юи, не сводя глаз с лица капрала.
Всё это было неправильно. Очень, очень неправильно. Дискомфорт сейчас должна ощущать Юи. А она, похоже, не просто не боится, но ещё и - страшно представить - получает от ситуации удовольствие. В то время, как уверенность Ливая в том, что он владеет ситуацией, всё уменьшалась.
- Вычистишь ею сначала свои сапоги, потом - полы в казарме. Приду - проверю.
С каждым его словом Хонда Юи становилась всё счастливее и счастливее. В глазах её загорелся опасный красноватый огонёк. Этот огонёк Ливаю уже был знаком. И его уверенность получила новый удар, когда капрал вспомнил, откуда он знает это выражение глаз.
Так выглядела Ханджи, когда видела титанов. Девушка с дурацким именем так любит прибираться? Маловероятно.
- Всё уяснила?
- Так точно!
- Исполнять.
Хонда развернулась и вприпрыжку понеслась к казармам.
- Чёрт знает что, - пробормотал Ливай, глядя ей вслед. - Интересно, они все тут такие мазохисты? Впрочем, нет, не уверен, что мне это интересно.

Когда Армин проходил через внутренний дворик, там стояла, выстроившись в шеренгу, десятка, отданная под командование Ливая-хэйтё. Сам капрал прохаживался перед строем, и вид у него был, мягко говоря, мрачный. То есть, гораздо мрачнее обычного. Странно. Новенькие уже успели накосячить? Не должны бы. Опять же, они выглядели совсем не так, как подобает людям, которым вот-вот достанется волшебного пенделя от Ливая-хэйтё. Напротив, на девичьих лицах читалось благоговение и невыразимое счастье.
- Итак, сегодня мы... - Капрал прервался, потому что по строю заметались шепотки:
- Вы слышите?
- Разговаривает!
- Какая ня-я-ша!
- Ми-ми-ми...
- Реально, такой мелкий...
- Держите меня кто-нибудь, я его сейчас затискаю!
Армин споткнулся от неожиданности. Напряг зрение, пытаясь найти какое-нибудь мелкое животное, которое могло вызвать у девиц такой приступ умиления, но в приличном радиусе не наблюдалось ничего подобного.
Что за бред?
Капрал гневно обернулся. Скорее всего, ему в голову пришла та же мысль, что и Армину.
- Последнее предупреждение, личинки разведчиков, - зловеще сообщил он. - Ещё слово - отберу приводы и пошлю за Стены.
Но эта фраза вызвала лишь новые шепотки:
- Офигеть, суровый!
- Ми-ми-ми-ми!
- Ня...
- Умари, дура, форму слюнями не залей!
"Мне же это только снится, да?"
Армин ущипнул себя, но всё осталось на месте - и восхищённо перешёптывающиеся девушки, и тихо звереющий капрал.
- Шаг вперёд. - Он ткнул пальцем в одну из девушек.
Строй мгновенно отреагировал:
- О, сейчас кому-то ка-а-ак...
- Интересно, её отпинают, как Эрена, или нет?
- Да убираться пошлёт, как пить дать, клинфрик же...
- Завидуйте молча! - через плечо бросила девушка, шагнув вперёд.
- Имя. - Ливай-хэйтё, вероятно, решил сделать вид, что ничего не слышал, и ограничиться показательными казнями.
- Умари Мэгуми! - с готовностью отсалютовала девушка. - Последняя азиатка...
"Я уже совсем ничего не понимаю", - подумал Армин, беспомощно оглядываясь по сторонам.
Что значит - отпинать, как Эрена? Откуда они знают? Что значит - последняя азиатка?
Кто-то тронул его за плечо. Обернувшись, Армин не без удивления обнаружил за спиной Эрвина-дантё, но отреагировал быстро - встал навытяжку, салютуя.
- Вольно, - рассеянно махнул рукой Эрвин, наблюдая за новобранцами. - Как думаешь, что там сейчас происходит?
Армин тоже повернулся к месту действия.
- Не понимаю. - Он медленно покачал головой. - Они откуда-то знают, что Ливай-хэйтё отпинал Эрена. А в самом начале вообще увидели что-то, чего не вижу я...
- Что это было? - живо спросил Эрвин.
- Что-то маленькое и милое, если судить по отдельным репликам... дантё, что-то не так?
Армин с тревогой взглянул на командира, потому что после этой фразы Эрвин слегка изменился в лице.
- Ливай в опасности, - негромко ответил Эрвин. - Возможно, он ещё никогда не был в такой опасности.
Армин застыл, лихорадочно собирая воедино отрывочные сведения. Наконец он снова медленно поднял голову и взглянул на командора:
- Вы хотите сказать... - срывающимся голосом начал он, - ...что мы... что у нас...
- Умница, - вздохнув, сказал Эрвин. - Наш автор не защищает этот мир от чужих фантазий.
- Фанатки! - в ужасе прошептал Армин, расширенными глазами глядя на строй, который вдруг перестал казаться десяткой рассеянных нескладных пигалиц и превратился в сонм чудовищ. - А хэйтё там совсем один, на расстоянии метра от них!
- Я так понимаю, восклицания типа "мелкая кавайная няшность" он на свой счёт не отнёс. Какая бессмысленная и жестокая смерть...
- Мы должны спасти его!
- Слишком поздно, - скорбно покачал головой Эрвин. - Привод при нём?
- Да.
- Тогда у него есть шанс успеть убраться. Уверен, он уже что-то заподозрил.
Армин снова посмотрел на перешёптывающихся фанаток, на Ливая-хэйтё. Болезненно поморщился, подумав, насколько беззащитным сейчас кажется сильнейший воин человечества.
Просто он слышал, что происходило с персонажами, когда они попадали в руки фанатов.
- Дантё, а если я просто подойду, скажу, что вы его позвали, и объяснять совсем-совсем нет времени?
- Навскидку придумывается именно это, - кивнул Эрвин-дантё. - Но у меня язык не повернулся бы приказать кому-то отправиться туда.
- Да, а на титанов - так посылаете, - с некоторой обидой заметил Армин.
- Так то ж титаны, - резонно возразил Эрвин. - Они гораздо безопаснее. Кстати, если что, то я действительно устраиваю совещание, в кабинете у Ханджи, через двадцать минут. Присутствовать должны все из сто четвёртого выпуска.
Армин кивнул и снова посмотрел на десятку фанатов, видимо, набираясь смелости.
- Не бойся, пока там Ливай, ты почти защищён от них. У него место в рейтинге популярности... ну, повыше.
- Какое же? - полюбопытствовал Армин.
- Первое.
Армин молча развернулся и бегом припустил к капралу.
Его появление на лужайке вызвало новый шквал шепотков:
- О, Армин прибежал!
- Армин, каваи-и-и!
- Арми-и-инчик!
Игнорируя шепотки, Ливай повернулся к Армину, вопросительно поднял брови.
- Хэйтё, Эрвин-дантё просит немедленно явиться, - скороговоркой произнёс Армин.
- Что там ещё? - неохотно спросил Ливай.
- Не могу объяснить сейчас. Скорее, хэйтё, умоляю!
Ливай, вероятно, что-то хотел сказать, но, вдруг взглянув на строй фанаток, сгрёб Армина за шкирку, рывком подтащил к себе. Запели стальные тросы, Армин и слова вымолвить не успел, как они оказались на крыше. Внизу, там, где они стояли секунду назад, образовалась куча-мала.
- Весьма глупо было поворачиваться к ним спиной, - заметил Ливай-хэйтё, глядя вниз. - Ты шёл меня предупредить?
- Да. Но вы, кажется, уже в курсе происходящего.
- Нет.
Армин удивлённо взглянул на капрала.
- Чутьё, Арлерт, - пояснил он. - Ты ведь тоже почуял неладное?
- Да, и не просто почуял...
Армин вкратце рассказал капралу то, что знал о фанатах и их отношении к персонажам. Ливай задумчиво смотрел вниз.
- Спасибо, хэйтё. Если бы не вы...
- Не благодари, - качнул головой капрал. - Если наши фанаты действительно таковы, то я вдохновил их на десяток яойных фанфиков. Однако, - он поднялся, удерживая равновесие на скользкой черепице, - самое время исчезнуть с крыши. Здесь становится небезопасно. Кстати, Эрвин действительно звал меня?
- Да, он собирает всех, кто в группе риска, - кивнул Армин.
- Поспешим.

В кабинете Ханджи яблоку упасть было негде, но стояла гробовая тишина. Выпускники сто четвёртого корпуса расположились на полу. Рядом с плотно зашторенным окном, прислонившись спиной к стене, стоял Ливай. Петра и Эрд сидели на подоконнике. Оруо попытался было встать с другой стороны окна, но, поймав на себе выразительный взгляд Петры, отошёл к Гюнтеру, сидевшему на втором подоконнике, вместе с Ханджи. Мике, которого Эрвин уже успел ввести в курс дела, стоял на страже.
Вид у большинства разведчиков был потрёпанный и слегка безумный. Судя по всему, их пытались, если не раздёргать на сувениры, то хотя бы затискать. Тренированные, обученные рукопашному бою и всем хитростям выживания, разведчики были бессильны перед фанатами, их числом и натиском.
- Как все, наверное, заметили, у нас большие проблемы, - начал Эрвин. - Кто не знает и даже не догадывается, что за стихийное бедствие посетило нас? Поднимите руки.
Руки подняли все, кто сидел на полу, кроме Армина.
- Всё, вижу, - кивнул Эрвин. - Итак, даже из тех, кто читал Контракт, заключённый с нами нашим Автором, далеко не все обратили внимание на пункт "противофанатская защита".
- А что в нём? - недоумённо спросила Ханджи.
- Ничего. Ровным счётом ничего. Его нет.
Дождавшись, пока стихнет негромкий возмущённый ропот, Эрвин продолжил:
- Вчера случилось то, чего я давно ожидал. Фанаты прорвались в нашу реальность. Вот то, что мне удалось узнать. - Он взял со стола папку, раскрыл её. - Во-первых, у них нет причин кого-либо из нас бояться, так как мы не можем причинить им никакого физического вреда. Во-вторых, нет никакого определённого срока, который они могут здесь находиться. Возможно, они останутся здесь навсегда.
После этой фразы разведчиками овладело отчаяние. Микаса сидела, плотно сжав губы. Имир шептала на ухо Кристе что-то успокаивающее. Саша смотрела на командира широко раскрытыми глазами, а по её щекам тихо катились слёзы.
- Но есть и хорошие новости.
Разведчики с надеждой подняли головы.
- Попасть сюда они могут только один раз. Если по какой-то причине они отсюда исчезнут, то вернуться уже не смогут. Другая проблема, что вряд ли они будут убивать друг друга.
- Послать их сражаться с титанами, вот и всё! - выкрикнул кто-то.
- Не выйдет. Их мерисью вполне способны управиться со всеми титанами. Вообще со всеми. Вероятно, некоторое количество фанаток действительно исчезнет, но проблему в целом это не решит.
- Что же нам делать, Эрвин-дантё? - срывающимся голоском спросила Криста.
Эрвин помолчал, склонив голову. Затем снова взглянул на своих подчинённых.
- Ничего. На этот раз мы действительно ничего не можем сделать. Особого вреда они нам причинить не смогут. Разве что нервы испортят. Советую не передвигаться по штабу в одиночку и выставлять караул на ночь. У меня всё.
В тишине, словно тихо звеневшей от отчаяния и безысходности, Эрвин вышел за дверь.
- Идите к чёрту, - тихо пробормотал Ливай, отталкиваясь от стены. - Не знаю, как вам, а лично мне очень даже нравится новость, что я не смогу никого из них убить. Будут ли у них основания меня бояться - это мы ещё посмотрим.
С этими словами он тоже вышел. Спецотряд молча последовал за ним. Эрд оглянулся на пороге, нашёл взглядом Эрена.
- Я думаю, мы уже не сможем тебя охранять. Береги себя.
- Хорошо, - немного растерянно ответил Эрен.
В кабинете остались только выпускники сто четвёртого корпуса и Ханджи.
- Что нам делать? - тихо повторяла Саша, раскачиваясь вперёд и назад. - Что делать? Что делать?
Ханджи вдруг решительно спрыгнула с подоконника, твёрдым шагом прошла к своему столу, окинула оставшихся взглядом.
- Что делать? - Она презрительно хмыкнула. - И вы ещё имеете наглость называть себя разведчиками? Вы что, никогда не попадали в безвыходные ситуации? Или, может быть, не сталкивались с противником, которого вы не в силах победить?
Сто четвёртый корпус ошеломлённо молчал, глядя на Ханджи. Но теперь тишина в кабинете не звенела отчаянием.
- Всё то же самое, желторотики! Что мы знаем о фанатах? Практически ничего! Контракт не даёт нам никакой информации. У них должны быть слабые места! А значит, проблема в малом. Мы - Разведывательный Легион! Соберём достаточно информации и тогда, - она сжала кулак и ударила им по ладони, - сами будут от нас прятаться. Армин!
- Да, бунтайтё! - Армин живо вскинул голову.
- Ты будешь вместе со мной анализировать всю полученную информацию. И перемани на нашу сторону Ливая. Скорее всего, фанаты просто ещё не знают, что нас нужно бояться, а Ливай очень хорошо умеет это объяснять. Далее. Микаса, ты займёшься тем же, чем и всегда.
- Не нужно меня охранять! - взвился Эрен.
- Да? - Ханджи посмотрела на него с деланным удивлением. - А ты сможешь ударить девушку, которая побежит тебя обнимать? Хладнокровно размахнуться, вмазать...
- Ханджи-бунтайтё, хватит, - умоляюще поднял руку сникший Эрен. - Я понял.
- ...Так, чтобы и в мыслях не было после этого к тебе подойти, так, чтобы кровяка потекла, чтобы при ударе в левый глаз, правый вылезал из...
- Ханджи-бунтайтё, я понял! Я не смогу.
- Вот! А Микаса - сможет. Имир будет защищать Кристу. Понятия не имею, от кого они больше всего тащатся, у них извращённое понимание маленького и милого. Но Криста - объективно маленькая и милая.
- Я тоже хочу защищать Кристу... - буркнул Райнер.
- Все хотят защищать Кристу, но чем ты меня слушал?!
- Ханджи-бунтайтё, не надо опять про "вмазать" и "в глаз", я и так всё понял!
- Молодец. Дальше. Остальные будут добывать информацию. Осторожно. Я говорю, осторожно. По одному не ходить. Ссоры забудьте, фанатам всё равно, в каких вы отношениях в каноне, слэшить будут всех со всеми. И уясните - мы их не боимся!
Сто четвёртый корпус дружно поднялся с пола и отсалютовал.

Со следующего дня все разведчики передвигались по территории штаба перебежками. Разгуливать по штабу спокойно могли себе позволить только Спецотряд, Мике, Эрвин и Микаса - они успевали убраться раньше, чем толпа радостно вопящих девиц могла их схватить.
К концу недели Ханджи предоставила приблизительную классификацию фанаток и ознакомила с ней разведчиков. В первую категорию она отнесла фанартеров. Этот вид обычно кооперировался со второй категорией - мерисью. Вторые хватали персонажа, обездвиживали, первые рассаживались полукругом и рисовали с натуры. Когда вторая категория действовала автономно, они обычно шли домогаться персонажей. Разведчики, жившие в казармах, выставляли на ночь караул. Членам командного состава, имевшим собственные апартаменты, приходилось тяжелее. Частенько приходилось видеть, как Эрвин, Мике или Ливай, ругаясь ужасными словами, ставят новые двери взамен разнесённых в щепки. В какой-то момент у Ливая-хэйтё лопнуло терпение, и он с помощью Ханджи и Армина сконструировал сложную систему из неисправного привода и швабры. Теперь на незваных гостей, пытавшихся вломиться к капралу ночью, падало лезвие. Поскольку сам Ливай-хэйтё был лишь косвенно причастен к убиению мерисью, их количество изрядно поубавилось. В первые несколько дней после установки импровизированной гильотины их вышвыривало из Вселенной пачками. Вскоре мерисью решили оставлять капрала в покое хотя бы на ночь.
Апартаменты Эрвина находились этажом ниже, так что в какую-то из ночей командир проснулся от того, что кто-то устраивался клубочком у него в ногах. Фанатка была с позором выдворена, причём оказалось, что в комнату она попала через окно, похитив для этого лестницу со склада. Когда Эрд и Гюнтер тащили лестницу обратно, им пришлось делать несколько передышек. Что характерно, фанатка оказалась не мерисью, а обычным фикрайтером, и при задержании не смогла оказать сколько-нибудь серьёзного сопротивления. Какая адская сила позволила ей в одиночку спереть тяжеленную лестницу, да ещё и приставить её к стене - загадка.
Третья категория - фикрайтеры - была более опасна в плане психических атак. Во-первых, они обычно тихо и незаметно подсаживались разведчикам на хвост, следуя за ними, куда бы те ни пошли, и доводя их едва ли не до сердечных приступов. Как именно? Зачастую фикрайтеры так увлекались процессом работы, что теряли бдительность, а поскольку прятались они в самых неожиданных местах, то и обнаруживались там же. Самое ужасное, что они не пугались, а дружелюбно приветствовали разведчиков. Из-за этого терялось понимание, кто кого застал врасплох. Во-вторых, иногда они пытались зачитывать свои нетленки вслух. Альтернативная анатомия была самым безобидным из всего, что там встречалось.
Кроме того, существовало деление на шипперов яойных, юрийных и гетных пейрингов, на фанатов первого опенинга и фанатов второго. Отдельно существовал "психологический кружок", анализировавший и интерпретировавший каждый чих персонажей, причём выводы они делали весьма неожиданные.
Кроме того, выяснилось, что не все фанаты одинаково реагируют на персонажей. Большинство фикрайтеров не замечало ничего, что происходило вокруг, при известной осторожности был шанс пройти мимо них незамеченными. Большинство фанартеров... тоже не замечали ничего, что происходило вокруг, но на появление любого персонажа в радиусе двадцати метров они реагировали мгновенно. Полное отстранение от реальности у них происходило лишь в момент зарисовывания артов с натуры. Впрочем, находились те, кто не сосредотачивался на одном персонаже и мог внезапно менять свои цели. Этот подвид занесли в девианты с пометкой "особо опасны".
Исследования шли полным ходом. Часто информация добывалась очень высокой ценой - случалось, что фанатки пытались оторвать какую-нибудь часть тела у Имир, Бертольда или Райнера. На память - "у них же всё равно всё обратно вырастет!". Эрен, находившийся под строгим надзором Микасы, пока в число пострадавших не входил. Как-то раз за Имир вступилась Криста. Растолкав фанаток, она встала перед Имир и громко высказала фанаткам всё, что думает на их счёт, вогнав бывалых слэшеров в краску. Крепкие выражения в сочетании с нежным звонким голоском Кристы, дрожавшим от волнения и гнева, возымели действие. Незадачливые почитатели несколько дней пребывали в депрессии по случаю порванного шаблона.
Только лишь одно омрачало боевой настрой разведчиков. Ханджи так погрузилась в исследования, что, кажется, начала забывать о своих целях. На своих соратников, поднятых на борьбу ею же самой, она теперь почти не обращала внимания. Жгучий интерес к образу мысли и быту фанаток начал затмевать даже страсть к исследованию титанов. Классификация давалась Ханджи с трудом - фанатки переходили из разряда в разряд, из категории в категорию, сегодняшний шиппер гетного пейринга завтра становился яойщиком. Но даже внутри категорий не было единства - союзы заключались стремительно, а распадались ещё быстрее. Все эти сложности лишь распаляли исследовательскую страсть Ханджи, и постепенно сто четвёртый корпус потерял своего командира.

Время шло. Фанатки наглели. Как-то раз фракция яойщиц, с трудом объединившись, совершила дерзкое похищение Петры. Героическими усилиями остального Спецотряда Петра была спасена - к великой радости шипперов гетных пейрингов. Тем же манером пытались похитить и Микасу с Ханджи. Первая отбилась самостоятельно. Вторая вовсе не сопротивлялась - среди похитителей затесалась парочка фикрайтеров, которые хотели получше изучить канон. Как вы думаете, что они сделали? Правильно, они попытались выслушать всё, что Ханджи знает о титанах. О том, что курс титанологии читается минимум три года, а лекторы знают далеко не всё, что знает Ханджи, они как-то забыли. Обсудить с ней интимную жизнь разведчиков никак не получалось - непостижимым образом разговор вновь сворачивал на титанов. Всего за пару часов она достала незадачливых похитителей так, что те для начала попытались сбежать из подвала, где собирались держать пленницу. Когда попытка не удалась, они общими усилиями выпихнули Ханджи из подвала и забаррикадировались изнутри, подвывая от ужаса. Что же, им, пожалуй, действительно стоило бы лучше изучить канон. Иначе они бы знали, что тот, кто бегает за Ханджи, потом бегает от Ханджи.
Когда бунтайтё, чуть не плача, шла через двор, ей навстречу попался Эрен. Он двигался короткими перебежками, озираясь и оглядываясь. Ханджи он поначалу не заметил и, врезавшись в неё, страшно испугался.
- Бунтайтё! Как я рад, что это вы... - с неимоверным облегчением выдохнул Эрен.
Ханджи молчала, опустив голову. Лицо её было так невыносимо, душераздирающе печально, что Эрен даже слегка растерялся.
- Вы в порядке? Простите, что врезался в вас, просто я... Ханджи-сан?
Вместо ответа Ханджи обняла его и зарыдала. Вконец потерявшийся Эрен застыл в её хватке, совершенно не зная, что делать. А что тут можно сделать? Похлопать командира по спине и сказать "ну, ну" ? Погладить по голове и попросить не расстраиваться?
- Все они такие, все-е-е-е! - прорыдала Ханджи, крепче сжимая Эрена.
- Да что случилось-то?! - просипел полузадушенный Эрен.
- Я... я думала... им пра-а-авда интересно! - всхлипнула Ханджи. - А они... они!
Ситуация была критической. Эрен начал смутно догадываться, что произошло, но, увы, эта догадка скорее усугубляла его положение, нежели облегчала. Он напряжённо продумывал варианты отступления, но для осуществления каждого из них нужно было сначала выбраться из медвежьей хватки Ханджи. Что, собственно, не представлялось возможным. Нужна была помощь. Осторожно выглянув из-за плеча горько рыдающей Ханджи, Эрен попытался осмотреться.
Медленно поворачивая голову, он сначала заметил двух девушек и воспрял духом. Но, присмотревшись, понял, что радость была преждевременной - те сидели в кустах и оживлённо перешёптывались, явно получая от созерцания происходящего немалое удовольствие. Фанатки. Помощи от них ждать не стоило.
В тот момент, когда Эрен был уже готов от безысходности тяпнуть себя за палец и обернуться титаном, кто-то появился на другой стороне двора. Двигался он так же, как Эрен до этого - перебежками. "Свои", - понял Эрен. И точно - через секунду капюшон зелёного плаща упал с головы "своего". Светлые волосы, обнаружившиеся под ним, несомненно принадлежали Армину.
Возникла другая проблема. Заорать, чтобы позвать Армина, Эрен не мог. Армин же, кажется, в упор не замечал всего того, что творилось на другой стороне двора. "Ну, оглянись, ну, пожалуйста!" - мысленно возопил Эрен. Но Армин этого отчаянного мысленного призыва не слышал. Не чувствовал он и взгляда, которым Эрен сверлил его спину. Оставалось только молча смотреть, как последняя надежда исчезает за углом...
...И кубарем выкатывается обратно во дворик, словно отправленная в полёт мощным пинком. Эрен возликовал. Ошалело оглядывающийся Армин наконец-то заметил и рыдающую Ханджи, и Эрена в её цепких объятиях, и фанаток в кустах. Те затаились, наблюдая за Армином горящими глазами. Армин немедленно отвернулся от кустов, явно стараясь выглядеть так, словно он и не подозревает, что там наблюдательный пост. Встретившись глазами с Эреном, вопросительно поднял брови: "Что происходит?". Эрен отчаянно зажмурился: "Выручай!". Армин серьёзно кивнул и в несколько прыжков подбежал к Ханджи.
- Что случилось, Ханджи-сан, кто вас обидел? - заботливо поинтересовался он.
Ханджи подняла голову, сфокусировала затуманенный слезами взгляд на Армине.
- И ты здесь, Армин-кун... - растроганно всхлипнула она. Её лицо снова сморщилось, и она зарыдала ещё безутешнее, чем до этого. - Они меня обманули!
- Вот гадюки-то! - искренне возмутился Армин. Так искренне, что у Эрена появилось подозрение - он тут один не понимает, что происходит.
- Они обещали, что будут слушать... - печально произнесла Ханджи, снова судорожно всхлипывая.
Армин молча протянул ей платок. Та, благодарно кивнув, взяла платок, для чего ей пришлось отпустить Эрена.
- Да что с них взять, Ханджи-сан, - махнул рукой Армин. - Разве можно на них рассчитывать?
- Ты абсолютно прав, - гнусавым голосом согласилась Ханджи, сморкаясь. - Глупо было думать, что им и правда интересно.
- Ничего страшного, Ханджи-сан, все делают ошибки, - сочувственно произнёс Армин. - Но знаете, я тут видел парочку людей...
Веселье в кустах прекратилось.
- Не говори мне больше про людей, - мрачно предупредила Ханджи.
- Но они наблюдают за вами уже минуты три, - возразил Армин, чуть кивая в сторону настороженно притихших кустов. - Готов поспорить, они хотят с вами пообщаться, только... стесняются.
Ханджи обернулась и с надеждой посмотрела на кусты. В покрасневших глазах снова затеплилась знакомая искорка.
- Ты правда так думаешь, Армин-кун? - неуверенно спросила Ханджи. - Ты думаешь, им интересно?
Армин, сглотнув, кивнул с видом человека, запускающего часовой механизм бомбы. Кусты издали вопль ужаса, когда Ханджи вприпрыжку направилась к ним.
- Эй, девчонки! - весело позвала она. - Вылезайте, хватит прятаться!
- Бежим! - прошипел Армин.
Парни рванули с места, в мгновение ока скрывшись из вида.
- С меня... причитается, - тяжело дыша, пообещал Эрен, когда они остановились.
- Забудь, - так же тяжело дыша, махнул рукой Армин. - Меня... хэйтё послал... избавиться от тех двух, которые в кустах сидели...
- Армин, ты и вправду мастер внезапного планирования!
- Бывает иногда, - скромно согласился Армин. - Ты знаешь, я вчера узнал две очень важные вещи.
- Что именно?
- Сначала уйдём со двора, - тревожно оглядываясь, сказал Армин. - Здесь опасно обсуждать такие новости. Постараемся собрать по пути столько наших, сколько попадётся.


Когда им осталась одна перебежка до потайного прохода, ведущего в замок, Эрен вдруг остановился, удивлённо всматриваясь в другой угол двора.
Судя по боевому построению - полукругом - там сидели фанартеры. В центре, никем и ничем не удерживаемый, лежал Жан.
- Мне кажется, или он ранен? - недоумённо спросил Эрен, напрягая зрение. - Неужели Контракт лгал?!
Армин побледнел.
- Я схожу и проверю, что там произошло. Эрен, если это девианты, и они на меня отреагируют...
- Понял, превращусь в титана и вытащу тебя, - кивнул Эрен.
Армин кивнул в ответ и направился к фанаткам, стараясь ступать как можно тише. Со всеми предосторожностями пройдя сквозь оцепление, он опустился рядом с Жаном на колени. Рубашка у Жана и в самом деле была залита чем-то красным, но никаких признаков ранения Армин не увидел.
- Жан, что ты делаешь? - вполголоса спросил Армин.
- Прикидываюсь мёртвым, - не открывая глаз и почти не разжимая губ, ответил Жан. - Говорят, если замереть, то они проходят мимо и не замечают тебя. Выжду ещё немного и тихо скроюсь, в первый раз этот номер прокатил.
- Жан, я сейчас скажу тебе одну вещь, только ты очень резко не вскакивай, ладно?
- Угу.
- Они сидят вокруг и зарисовывают тебя.
На лбу у Жана выступили крупные капли пота.
- Что делать? - отчаянно прошептал он.
- Бежать. В разные стороны, ты - к южному тайнику, я - к ходу на другой стороне двора. На счёт "три". Встречаемся в кабинете Ханджи-бунтайтё. Постарайся не привести за собой "хвост". Раз. Два. Три!
Жан и Армин вскочили с земли и со всех ног помчались в назначенных направлениях.
Им повезло, фанартеры не входили в подвид девиантов. Когда они отвлеклись от своих рисунков и заметили, что их жертва сбежала, беглецы были уже далеко.

В кабинете Ханджи снова собрался почти весь сто четвёртый корпус. На сей раз на месте оратора стоял Армин. Сама Ханджи не присутствовала - возможно, до сих пор искала слушателей или материал для исследований.
- Ну, Армин, что ты хотел нам рассказать? - громко поинтересовалась Микаса, заставляя остальных прекратить разговоры и обратить внимание на Армина.
Армин, прокашлявшись, начал:
- Ребята, вчера я наблюдал за "психологическим кружком" и узнал кое-что важное...

...Несмотря на то, что сопротивление практически лишилось командования, разведчики продолжали собирать информацию. Вот и сейчас Армин притаился за углом, пристально наблюдая за своей группой "подопытных", которых они с Ханджи окрестили психологическим кружком.
Он так увлёкся наблюдением, что не заметил, как подошёл Ливай-хэйтё.
- Ты что здесь делаешь? - шёпотом спросил он, заставив Армина вздрогнуть от неожиданности.
Вместо ответа Армин вытянул руку, указывая на "психологический кружок".
- И охота тебе это всё слушать... - скривился капрал. - Они же только и делают, что бормочут под нос слова, значения которых сами-то до конца не понимают. И используют свои знания, чтобы обосновать пейринги, которым может быть только одно объяснение.
- "Ну, захотелося"? - предположил Армин.
- Точно.
Весёлая фанатская компания сидела на траве и что-то оживлённо обсуждала, сыпля незнакомыми терминами и именами, чередуя их со знакомыми.
- А Эрен тогда кто? - Одна из девушек, с зелёными волосами, подалась вперёд.
- Драйзер, разумеется, - авторитетно заявила другая, сидящая напротив неё.
- Врёшь, он Гамлет! - яростно взвилась третья. - А Леви - Максим! И у них дуализация! Это же сразу видно! И у нас дуализация... - зачем-то прибавила она.
- А какие у тебя, собственно, основания, что Леви - Максим? - поправив очки, степенно возразила четвёртая.
- Да ясно же всё, ярко выраженная чёрная сенсорика, сдвинут на чистоте, опять же...
- Вот именно! - подняла палец четвёртая. - На чистоте, но нигде не сказано, что на идеальном порядке. А брезгливость характерна и для логического подтипа Бальзаков. Опять же, неизменный пофигизм и мешки под глазами как бы намекают...
- Вот только физиогномистическую соционику давайте не будем приплетать, да?
- Вообще, скажешь тоже! А вот эта фраза, про выбор и последствия? Явно же болевая интуиция возможностей!
И вновь разгорелся ожесточённый спор.
- А "Леви" - это кто? - озадаченно спросил Армин.
- Я, - пожал плечами капрал. - Ты знаешь, это отнюдь не худший вариант, я и смешнее слышал. Но ничего, это дело поправимое.
Тем временем, спор, как это часто бывало у фанаток, стремительно перешёл в безудержный хохот. Не смеялась только девушка в очках. Скорее всего, какое-то её высказывание и прекратило спор, вызвав всеобщее веселье.
- Юнгианцы... - презрительно сказала девушка в очках. - Лишь бы поржать. Тут вообще ничего смешного нет. Если верить Фрейду, у человека серьёзные проблемы с психическим здоровьем, ибо повышенная тяга к чистоте - признак неудовлетворённости... ой... - Она прервалась, потому что Ливай-хэйтё в этот момент вышел из своего укрытия и остановился, внимательно оглядывая "психологический кружок".
Веселье стихло.
Армин в ужасе зажал рот ладонью.
"Чёрт! Они же его сейчас порвут и растащат по кусочку на память!"
Но девушки настороженно смотрели на капрала. Судя по выражению на их лицах, они вовсе не прикидывали, с какой стороны и в какой момент лучше броситься на своего кумира. Скорее, пытались понять, какую часть разговора он слышал, и кому теперь достанется.
- Тупые, - покачав головой, констатировал капрал. - Не дошло, что сейчас у вас будут проблемы с физическим здоровьем? Лишь бы поржать. А ведь нет вообще ничего смешного в жизни без рук и ног. Чтобы я вас здесь больше не видел, усекли?
Фанаток с лужайки точно ветром сдуло.
- Ливай-хэйтё, как вы это сделали? - ошеломлённо спросил Армин, тоже выйдя из-за угла и встав рядом с капралом. - Вы их избивали? Вы кому-то показательно открутили голову? Как вы это сделали?
- Мне не обязательно бить людей, чтобы заставить их меня слушаться. Зеленоволосую видел?
Армин кивнул.
- Вчера она пыталась почитать кому-то свой фанфик. Поскольку расположилась она под моим окном... Да не бледней ты так, я просто забрал у неё текст и, как они выражаются, отбетил. С тех пор она меня боится. Видимо, ещё и рассказала об этом остальным.
- Ливай-хэйтё, - торжественно произнёс Армин, - вы не представляете, что сделали.

- Ну, так что из этого всего следует? - нетерпеливо спросил Конни Спрингер, когда Армин закончил свой рассказ.
- Во-первых, у нас теперь есть целых два человека, которых боятся фанатки.
- Их все боятся... - вполголоса пробормотал Эрен.
- Во-вторых, - повысив голос, продолжал Армин, - анализируя их реакцию, я понял. Мы не можем выкинуть фанатов из канона, но они-то об этом не знают! Похоже, у них нет никакого Контракта, который бы регламентировал их права и обязанности. Они попали сюда совершенно случайно.
Аудитория наполнилась тихим ропотом. Разведчики, пребывавшие в постоянном напряжении, были слишком истощены, чтобы проявлять бурную эмоциональную реакцию, но сообщение Армина взволновало их.
- И третье, что я хотел сказать, - Армин постучал карандашом по столу, снова привлекая внимание, - Теперь у нас достаточно информации, чтобы стравливать их между собой. Разумеется, никто из этих людей не сможет убить кого бы то ни было, но этого и не требуется. Исследование работы гильотины над дверью комнаты Ливая-хэйтё позволяет мне сказать уверенно - их выкидывает отсюда сразу же, как только возникает опасность для жизни. Нет нужды драться с ними, если они сами будут выкидывать друг друга из нашей Вселенной.

@темы: юмор/стёб, фанфикшн, Ymir, Sasha Blause, Levi, Petra Rall, Mike Zacarius, Mikasa Ackerman, Krista Lenz, Jean Kirstein, Irvin Smith, Hanji Zoe, Eren Jaeger, Connie Springer, Auruo Bossard, Armin Arlert

Комментарии
2013-12-27 в 18:18 

[Математик]
#гексли_котоёб
Если кто-то знает, как запихать это всё в один пост, расскажите мне об этом. Пожаааалуйста!
остальное в комментарии сюда добавьте

2013-12-27 в 18:30 

Хоно Сансет
Je te regarderai du coin de l'œil et tu ne diras rien. Le langage est source de malentendus. (с)
Контратака-1

2013-12-27 в 18:31 

Хоно Сансет
Je te regarderai du coin de l'œil et tu ne diras rien. Le langage est source de malentendus. (с)
Контратака-2

2013-12-27 в 18:32 

Хоно Сансет
Je te regarderai du coin de l'œil et tu ne diras rien. Le langage est source de malentendus. (с)
Что я должен делать теперь? (1)

2013-12-27 в 18:32 

Хоно Сансет
Je te regarderai du coin de l'œil et tu ne diras rien. Le langage est source de malentendus. (с)
Что я должен делать теперь? (2)

2013-12-27 в 18:33 

Хоно Сансет
Je te regarderai du coin de l'œil et tu ne diras rien. Le langage est source de malentendus. (с)
С того дня. (1)

2013-12-27 в 18:34 

Хоно Сансет
Je te regarderai du coin de l'œil et tu ne diras rien. Le langage est source de malentendus. (с)
С того дня (2)

2013-12-30 в 18:42 

Беса
любовь открывает любые врата
это замечательно, автор. спасибо вам.

2014-01-04 в 18:29 

Tovik
Очень хорошая, позитивная работа.:hlop:

2014-01-16 в 14:13 

Хоно Сансет
Je te regarderai du coin de l'œil et tu ne diras rien. Le langage est source de malentendus. (с)
Tovik, Беса, рада, что Вам понравилось)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

To You, 2000 Years From Now

главная