21:50 

Что ты видишь, когда закрываешь глаза?

Чарли Дэвидсон
Keep your eyes open.
Название: Что ты видишь, когда закрываешь глаза?
Автор: Чарли Дэвидсон
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Пэйринг: Ривай/Эрен
Рейтинг: NC-17
Жанры: слэш, психология, POV
Размер: мини
Описание: Это похоже на какую-то форму одержимости, извращенной мании. Я стараюсь не отходить от тебя ни на шаг, хотя бы издалека, но наблюдая. Каждый вечер я прихожу к тебе, в твою импровизированную темницу, однако уже давно никакой особой нужды в этом нет. Я оправдываю свою маленькую слабость тем, что ты – опасное чудовище, и за тобой нужно круглосуточное наблюдение.
Публикация на других ресурсах: с разрешения.

Что ты ви­дишь, ког­да зак­ры­ва­ешь гла­за, Эрен? Бес­край­ний си­ний оке­ан, ко­торый ты зна­ешь лишь на пот­ре­пан­ных стра­ницах ста­рого учеб­ни­ка по ис­то­рии? Ти­хую и лас­ко­вую мать, рас­ка­тыва­ющую на кух­не тес­то для яб­лочно­го пи­рога? Или же изу­родо­ван­ные, бес­формен­ные ту­ши ги­ган­тов, ко­торых ты в бес­па­мятс­тве рас­терзал сво­ими же собс­твен­ны­ми ру­ками и зу­бами?

Что ты ви­дишь?

По­рой я удив­ля­юсь то­му, что ты и сам от­части при­над­ле­жишь к этой мер­зкой по­роде без­моз­глых убийц. Ты, ко­торый вся­кий раз про­лива­ет чай ми­мо чаш­ки. Ко­торый за­пина­ет­ся о свои же собс­твен­ные но­ги и до сих пор не уме­ет пра­виль­но сед­лать ло­шадь. В гла­зах ко­торо­го я то и де­ло за­мечаю смут­ный от­блеск за­та­ен­но­го стра­ха, сто­ит те­бе уви­деть ме­ня в по­ле сво­его зре­ния – до сих пор пом­нишь ту им­про­визи­рован­ную по­учи­тель­ную взбуч­ку в за­ле су­да, и, ду­мая об этом, я не мо­гу сдер­жать ус­мешки.

И все же у ме­ня это не ук­ла­дыва­ет­ся в го­лове.

Я уже при­вык наб­лю­дать за то­бой, при­мечать мел­кие и нез­на­читель­ные де­тали. Буд­то охот­ник, изу­ча­ющий по­вад­ки сво­ей по­тен­ци­аль­ной жер­твы. Те­перь я знаю, что ты че­шешь кон­чик но­са в ми­нуты за­меша­тель­ства – я и сам не­воль­но пе­ренял эту на­зой­ли­вую при­выч­ку. Что ты ку­са­ешь внут­реннюю сто­рону ще­ки, пе­режи­вая силь­ное нер­вное пот­ря­сение – я поч­ти чувс­твую вкус тво­ей кро­ви. Знаю, как смяг­ча­ет­ся твой взгляд, ког­да ты кор­мишь ло­шадей, ка­кими плав­ны­ми ста­новят­ся твои дви­жения в эти мо­мен­ты – я ин­стинктив­но ду­мая о том, ка­ково это – ощу­щать твои ру­ки на сво­ем те­ле. В прис­ту­пах ярос­ти ты изо всех сил сжи­ма­ешь свои ку­лаки – и я поч­ти мо­гу по­чувс­тво­вать, как ног­ти боль­но впи­ва­ют­ся в ко­жу, ос­тавляя крас­но­ватые лун­ки. Ты как рас­кры­тая кни­га, да еще и с кар­тинка­ми, ко­торые нас­толь­ко яр­кие и ре­алис­тичные, что по­рой да­же я не­воль­но ужа­са­юсь, хо­тя ви­дел мно­гое на этом све­те.

Зна­ешь, ког­да я за­ин­те­ресо­вал­ся то­бой по-нас­то­яще­му? Нет, от­нюдь не тог­да, ког­да уз­нал, что за этим за­уряд­ным те­лом по­лупод­рос­тка скры­ва­ет­ся кро­вожад­ный и все­раз­ру­шитель­ный ти­тан. Со­вер­шенно дру­гими гла­зами я пос­мотрел на те­бя тог­да, ког­да уз­нал, что ты, бу­дучи де­вяти­лет­ним щуп­лым па­цаном, умуд­рился рас­пра­вить­ся с бан­ди­тами, по­хитив­ши­ми твою под­ружку. Пе­ред мо­ими гла­зами сра­зу пред­став­ля­ет­ся ма­лень­кий рас­тре­пан­ный маль­чик в ста­ром об­лезлом паль­то, ко­торое ве­лико ему на па­ру раз­ме­ров. Сжи­ма­ющий в уз­кой ла­дони ку­хон­ный нож, за­точен­ный чь­ей-то за­бот­ли­вой ру­кой. Маль­чик с ли­хора­доч­но го­рящи­ми гла­зами, на дне ко­торых пле­щет­ся неп­рикры­тая ярость и жаж­да спра­вед­ли­вос­ти. Жаж­да воз­мездия. Чувс­тво, под­хо­дящее ско­рее во­ину, ко­торый пе­режил за свою жизнь мно­жес­тво ли­шений и нев­згод. Я поч­ти мо­гу пред­ста­вить, как ты на­носишь но­жом бес­по­рядоч­ные уда­ры, как лез­вие раз за ра­зом вспа­рыва­ет та­кую по­дат­ли­вую ко­жу. Я поч­ти ви­жу кап­ли чу­жой кро­ви на тво­ем ли­це, и от это­го об­ра­за у ме­ня не­воль­но пе­ресы­ха­ет во рту.

Й­егер, хо­чешь уз­нать, что ви­жу я, ког­да зак­ры­ваю гла­за?

Я ви­жу те­бя. Ви­жу та­ким, ка­ким ты сей­час каж­дый ве­чер пред­ста­ешь пе­редо мной. С прор­жа­вев­ши­ми кан­да­лами на ру­ках, за­пер­тый за ре­шет­ку. Мож­но по­думать, что эти хруп­кие конс­трук­ции хоть как-то су­ме­ют сдер­жать те­бя от по­пыток пе­ревоп­ло­тить­ся в ги­ган­та. Но все зна­ют – и ты в том чис­ле – это лишь жал­кие улов­ки.

Это по­хоже на ка­кую-то фор­му одер­жи­мос­ти, из­вра­щен­ной ма­нии. Я ста­ра­юсь не от­хо­дить от те­бя ни на шаг, хо­тя бы из­да­лека, но наб­лю­дая. Каж­дый ве­чер я при­хожу к те­бе, в твою им­про­визи­рован­ную тем­ни­цу, од­на­ко уже дав­но ни­какой осо­бой нуж­ды в этом нет. Я оп­равды­ваю свою ма­лень­кую сла­бость тем, что ты – опас­ное чу­дови­ще, и за то­бой нуж­но круг­ло­суточ­ное наб­лю­дение.

Эту ат­мосфе­ру от­части да­же мож­но наз­вать ро­ман­тичной – мер­ца­ющий от­свет фа­келов на об­шарпан­ных сте­нах, ти­шина, раз­ры­ва­емая лишь чь­ими-то от­то­чен­ны­ми ша­гами где-то вда­леке. Я уже вы­учил, сколь­ко пруть­ев на ре­шет­ке, слу­жащей сво­еоб­разной гранью меж­ду на­ми – трид­цать во­семь. Знаю, сколь­ко ша­гов от нее до сте­ны, у ко­торой я обыч­но стою – че­тыре с по­лови­ной. Я при­вык все под­ме­чать и рас­счи­тывать – при­выч­ка, по­лез­ная как во вре­мя боя, так и в пов­седнев­ной жиз­ни. Все вы­вере­но и прос­чи­тано за­ранее – га­ран­тия то­го, что по­том не бу­дет нуж­ды раз­гре­бать го­ры дерь­ма. Но се­год­ня я сам поз­во­ляю по­лететь всем сво­им рас­че­там по нак­лонной – ра­зум в бес­ко­неч­ном сво­бод­ном па­дении, а сам я – слов­но в ва­ку­уме, и нич­то не ме­ня не мо­жет пов­ли­ять.

Се­год­ня все бу­дет ина­че.

– Что ты ви­дишь, ког­да зак­ры­ва­ешь гла­за, Й­егер? – воп­рос не­ожи­дан­ный, зас­та­ющий врас­плох. Нес­коль­ко се­кунд он все еще гул­ко раз­да­ет­ся под сво­дами под­ва­ла и зву­чит эхом в мо­их собс­твен­ных ушах. Я за­ранее от­дал всем не­нуж­ным сви­дете­лям бес­смыс­ленные по­руче­ния под пред­ло­гом оче­ред­но­го «кон­фи­ден­ци­аль­но­го доп­ро­са», лишь бы за­нять всех лю­бопыт­ных на сле­ду­ющие па­ру ча­сов.

Те­перь нам ник­то не смо­жет по­мешать.

Ты смот­ришь на ме­ня удив­ленно и не­пони­ма­юще, и что-то внут­ри ме­ня ши­роко ух­мы­ля­ет­ся от не­понят­но­го чувс­тва ка­кого-то хищ­но­го пре­вос­ходс­тва, хо­тя на мо­ем ли­це не дер­га­ет­ся ни один мус­кул.

– Ч-что? – не­реши­тель­ный воп­рос, сры­ва­ющий­ся с тво­их губ, ка­жет­ся чу­жерод­ным и не­под­хо­дящим для этой об­ста­нов­ки. Я же хо­чу ус­лы­шать от те­бя сов­сем дру­гие зву­ки, со­вер­шенно иной гром­кости и то­наль­нос­ти.
Че­тыре с по­лови­ной нес­пешных ша­га от сте­ны до ре­шет­ки. Пе­релив­ча­тый звон клю­чей и пре­датель­ский скрип прор­жа­вев­ших пе­тель. Ме­ня жут­ко раз­дра­жа­ет этот твой взгляд, пол­ный не­пони­мания и рас­те­рян­ности. Я бы пред­по­чел уви­деть дру­гое вы­раже­ние на тво­ем ли­це.

Ка­зен­ная кро­вать жа­лоб­но пос­кри­пыва­ет под мо­им ко­леном, нер­вно зве­нят це­пи тво­их кан­да­лов. Те­бе неп­ри­выч­но от то­го, что сей­час я на­хожусь от те­бя так близ­ко, ты хо­чешь уве­личить эту дис­танцию, но пу­тей к от­ступ­ле­нию нет. Мысль о том, что я зап­росто мо­гу при­ручить это чу­дови­ще, жи­вущее внут­ри те­бя, зас­тавля­ет мои нер­вы при­ят­но тре­петать. От­бро­сив пыль­ное оде­яло, я прид­ви­га­юсь к те­бе еще бли­же, вце­пив­шись паль­ца­ми в твой под­бо­родок и вы­дыхая в са­мые гу­бы, пов­то­ряю свой воп­рос:

– Что ты ви­дишь, м?

Твои гу­бы по­рази­тель­но мяг­кие, и я все еще чувс­твую чуть горь­ко­ватый прив­кус чая на язы­ке. По­нача­лу ты пы­та­ешь­ся отс­тра­нить­ся, выр­вать­ся, звенья це­пи су­дорож­но дер­га­ют­ся, но я чувс­твую твое же­лание, как свое. Чувс­твую его в том, как ты сжи­ма­ешь паль­ца­ми се­рую прос­тынь, как нес­ме­ло пы­та­ешь­ся вто­рить мо­им гу­бам, пос­те­пен­но под­да­ва­ясь мо­ему на­пору.

Боль­ше нет сил ждать.

От­ча­ян­ный стук кро­ви в ушах – единс­твен­ное, что я слы­шу, на­чиная с это­го мо­мен­та. Я це­лую, ку­саю, тер­заю твою ко­жу, ца­рапаю, ос­тавляю от­ме­тины, ко­торые по­том бу­дут бо­леть и ныть, нас­той­чи­во на­поми­ная о том, что бы­ло. Где-то на пе­рифе­рии соз­на­ния я слы­шу твои шум­ные вздо­хи и сто­ны, ког­да я за­цело­вываю твою шею.

Тер­пе­ния хва­та­ет лишь на то, что­бы прос­то прис­пустить свой низ и спеш­но ста­щить твои брю­ки. На­зой­ли­вая цепь зве­нит все нас­той­чи­вей, но я уже от­но­шусь к ней, как к че­му-то при­выч­но­му и са­мо со­бой ра­зуме­юще­муся.

Боль­ше не мо­гу ждать.

Ты из­ви­ва­ешь­ся на уз­кой пос­те­ли, вы­гиба­ясь в по­яс­ни­це и заж­му­ривая гла­за от неп­ри­выч­но­го нас­лажде­ния. Же­лание об­ла­дать то­бой, сде­лать сво­им, толь­ко сво­им, сту­чит в вис­ках, зас­тавляя ут­робно ры­чать и нес­держан­но при­кусы­вать твое пле­чо. Ме­ня ед­ва хва­та­ет на то, что­бы рас­тя­нуть те­бя, но в сле­ду­ющую се­кун­ду я вры­ва­юсь, вы­рывая из тво­ей гру­ди рва­ный стон, ко­торый тут же глу­шит бо­лез­ненный и гру­бый по­целуй.

И тут мои тор­мо­за сры­ва­ет окон­ча­тель­но. Та­кое по­рой чувс­тву­ешь в раз­гар бит­вы, ког­да ты не зна­ешь точ­но, вы­живешь ли ты или же сги­нешь в без­донной ут­ро­бе ти­тана. Бе­зум­ный ад­ре­налин на­попо­лам с не­пере­дава­емым ощу­щени­ем эй­фо­рии. Толь­ко сей­час это чувс­тво уве­личе­но во сто крат. От осоз­на­ния то­го, что ты сей­час це­ликом и пол­ностью мой, пос­ледние ос­татки ра­зума те­ря­ют­ся в мут­ном ма­реве нас­лажде­ния и по­хоти. Я слы­шу твои сдер­жанные сто­ны, ко­торые так по­хожи на звер­ские ры­ки ти­тана, и это ста­новит­ся пос­ледней точ­кой на пу­ти к фи­налу. Я при­кусы­ваю твои гу­бы до кро­ви и ог­ла­живаю твой член по всей дли­не, зас­тавляя кон­чить вслед за мной.

В го­лове по­рази­тель­но пус­то, сер­дце глу­хо сту­чит о груд­ную клет­ку, пос­те­пен­но воз­вра­ща­ясь к сво­ему при­выч­но­му вы­верен­но­му рит­му. Где-то над ухом я слы­шу твое заг­нанное и шум­ное ды­хание; я всмат­ри­ва­юсь в твое ли­цо – ве­ки креп­ко заж­му­рены, а рес­ни­цы чуть тре­пещут, от­бра­сывая лег­кую тень. Я не­весо­мо ка­са­юсь их кон­чи­ками паль­цев, и ты не­воль­но хму­ришь­ся.

И что же ты ви­дишь, Эрен, ког­да зак­ры­ва­ешь гла­за?
Что же?



@темы: Eren Jaeger, Rivaille, slash, фанфикшн

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

To You, 2000 Years From Now

главная